Отдых в России Селигер (Тверская и Новгородская области)

Селигер — легендарная озерная страна между двух столиц, мекка советского «дикого туризма», родина медведей с картины Ивана Шишкина.

Озеро Селигер в особом представлении не нуждается — это одно из самых популярных мест отдыха на природе в европейской России. Кроме исключительных природных красот и исторических примечательностей, на популярность Селигера повлияло и очень удобное расположение: озеро находится на Валдайской возвышенности, на территории Тверской и частично Новгородской области, между Москвой и Петербургом.

Из столицы к Селигеру ведут две крупные трассы — Ленинградское и Новорижское шоссе. Расстояние в 400 километров без пробок можно преодолеть часа за четыре. Неудивительно, что добрая половина номеров на машинах отдыхающих — московские, но не только: на озеро едут из ближних областей — Ленинградской, Новгородской, Смоленской — и издалека, даже из Поволжья. Правда, в последние годы понятие «Селигер» для многих стало ассоциироваться с летним околополитическим форумом, который проходил на берегу озера. Однако на самом деле это параллельная реальность, касающаяся только непосредственных участников мероприятия да жителей ближних деревень и никак не влияющая на жизнь отдыхающих. Настоящий Селигер — явление совсем другого масштаба. Некоторое недоумение вызывает лишь тот факт, что форум шумел буквально под боком важнейшей исторической достопримечательности Селигера — Ниловой пустыни. Святой отшельник Нил Столобенский, спасавшийся здесь от суеты мира, вряд ли одобряет такое соседство.

Об исторических достопримечательностях Селигера мы скажем ниже, а начать нужно с природы. Она на Селигере не просто очень красивая, но очень необычная. Необычность обусловлена происхождением озера: его образовал ледник, который по ходу движения как бы расцарапал землю, и эти царапины заполнились водой. В результате Селигер представляет собой не один широкий водоем, а цепь озер, соединенных протоками. Своеобразная озерная страна со специфическим рельефом и ландшафтом. В Селигер впадают сто десять рек, а вытекает из озера лишь одна — Селижаровка.

Береговая линия Селигера изрезанная и замысловатая, куда ни взглянешь — повсюду живописные заливы или полуострова, поросшие вековыми соснами. Практически со всех сторон озеро окружают великолепные сосновые боры, светлые даже в самую пасмурную погоду, наполненные ароматом хвои, с летними зарослями черники и брусники, с морем грибов в августе — можно, как говорится, косой косить. Эти боры можно считать образцовыми русскими лесами хотя бы потому, что именно такой бор изображен на хрестоматийной картине Ивана Шишкина «Утро в сосновом лесу». Этюды к ней художник делал на одном из островов Селигера — на Городомле.

Острова — еще одна особенность озера. Их очень много (всего 168), и они определяют пейзаж: разделяют водное пространство, так что оценить его размеры с берега невозможно — озеро кажется небольшим, поскольку перед глазами всегда маячит кусочек суши. Примечательно, что на островах Селигера есть внутренние озера, а на некоторых внутренних озерах — еще и собственные острова, образующие живописную пейзажную матрешку. На Хачине, например, тринадцать озер, вытянувшихся цепочкой с севера на юг.

Из-за обилия островов Селигер совсем не похож на «озеро-море», зато изрезанность береговой линии значительно увеличивает ее длину — более 500 км. То есть полтысячи километров идеальной рекреационной зоны.

В это прекрасное природное пространство вписано достаточное количество рукотворных достопримечательностей. Нилову пустынь, куда зимой и летом стекаются паломники, мы уже упомянули. Южнее острова Столобный, на котором стоит монастырь, расположен город Осташков — единственный город на Селигере. Осташков называют (пусть и с большим авансом) «русской Венецией» — с трех сторон его омывает озеро, некоторые дома вырастают прямо из воды, и чудесная историческая застройка соединяется с необычной атмосферой озерного порта.

В 36 километрах от Осташкова, на берегу озера Пено (в окрестностях Селигера много таких самостоятельных озер) находится Ширков погост — даже не аналог, а предтеча Кижей. Здешняя деревянная церковь более чем достойна особого внимания туристов, которое пока перетягивает другая достопримечательность — исток Волги. Главная русская река начинается в 70 километрах от Осташкова, на западе от Селигера, рядом с деревней Волговерховье — как совершенно непрезентабельный ручеек, что только усиливает эффект. На истоке Волги построен Свято-Ольгинский Верхневолжский монастырь, поэтому место популярно не только у светских туристов, но и у паломников.

Дежурный эпитет «уникальный» подходит едва ли не ко всем селигерским объектам, и природным, и историческим. Даже деревни на озере необычные — подобной сельской архитектуры во всей России больше не сыщешь. Особый мир Селигера завораживает людей, заставляет возвращаться на озеро снова и снова, каждый раз отыскивая новые впечатления и новые возможности для тихого или активного отдыха в широчайшем диапазоне — от яхтинга, рыбалки, охоты, велосипедных походов до изучения архитектуры и монастырской истории. Поэтому переходим от лирики к конкретным рекомендациям.

МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Инфраструктура

Осташковский район, восточная часть Пеновского и часть Селижаровского районов, которые окружают Селигер, входят в курортную зону местного значения (статус курорта этой местности был присвоен в 1974 году). Никакой особой господдержки или охранного статуса это не дает, зато объясняет, почему на Селигере невольно вспоминаешь Сочи: «курортная» инфраструктура очень знакомая. Прежде всего, слабым соответствием цены и качества.

Отдых на Селигере, как на Черноморском побережье, стоит очень дорого, несмотря на сомнительный сервис и неразвитую инфраструктуру. Полноценный курорт предполагает удобный транспорт, цивилизованную торговую сеть, возможность выбора гостиниц и заведений общепита разных ценовых категорий. Из этого списка на Селигере, как в Адлере, есть только один пункт — большой выбор мест размещения, от шикарных клубных отелей до ветхих частных домов, которые сдают туристам местные жители. То есть без ночлега на Селигере никто не останется даже в высокий сезон, в июле — но при условии, что вы готовы платить 6-8 тысяч рублей в сутки за самый скромный дом на берегу и отдых без всяких затей, просто чтобы расслабиться на природе, искупаться и побродить по окрестным лесам. Если хочется чего-то большего, вам потребуется более солидная сумма.

Туристов на Селигере много и зимой — благо турбаз со всеми удобствами предостаточно и есть чем заняться. Лед на озере обычно встает в январе, сходит к маю. Люди катаются на снегоходах и лыжах, сидят над лунками в ожидании поклева, ездят на экскурсии. Стоит ли говорить о том, какой пушистый и ослепительно белый здесь снег, как великолепна зимняя природа. Весной и осенью на озере тоже красиво — к тому же цены на турбазах ощутимо снижаются. Неудачным можно считать лишь период распутицы — в ноябре и марте.

Транспорт

Вокруг Селигера очень много деревень, которые, в принципе, связаны автобусными маршрутами. Однако ходят автобусы редко, до окрестных достопримечательностей на них добираться неудобно или просто невозможно: к примеру, на Ширков погост доедешь только на машине. Расстояния здесь немаленькие, и практически все окрестные природные маршруты — вроде путешествия по кольцу озер вокруг Селигера — требуют личного транспорта.

Здесь нужен не просто автомобиль, но машина повышенной проходимости. Асфальтированные дороги вокруг Селигера не лучше, чем грунтовки, особенно в распутицу. Местные жители говорят, что автомобильные двигатели просто отваливаются через два-три года езды по таким дорогам. Так что если вы собираетесь на Селигер на легковой машине, будьте готовы ездить в черепашьем темпе и захватите полный набор инструментов для экспресс-ремонта.

Арендовать внедорожник в Осташкове нельзя, таких услуг пока не предоставляют. В Твери и Ржеве (ближайшие крупные города) найти подходящую машину тоже сложно, парк прокатных автомобилей слишком мал. Единственный надежный выход — гнать машину из Москвы или Санкт-Петербурга.

Основные заправки сосредоточены вокруг Осташкова, так что если собираетесь покататься вокруг озера, заправляться надо впрок.

Для тех, кто машину в принципе не водит, остаются туристические автобусы и теплоходы. Можно остановиться в Осташкове и пользоваться предложениями городских турфирм — они организуют автобусные экскурсии. Летом к автобусам прибавляются теплоходы. Водных маршрутов по Селигеру много, достопримечательности (Нилову пустынь, храмы по берегам, Серебряное озеро) можно осмотреть и с воды, и во время остановок, когда гиды проводят экскурсии. Кроме того, теплоход — самый бюджетный способ попасть на Хачин, крупнейший остров на Селигере.

Если же вы хотите изучить озеро по собственному маршруту и расписанию, придется нанимать лодку. Это не так просто: моторку дают в аренду только тем, у кого есть специальные права, а на простой весельной можно кататься, но сложно перемещаться между достопримечательностями — слишком большие расстояния и сильное течение. Альтернатива — частные катера, которые сейчас есть практически в каждой деревне или на турбазе, тем более в Осташкове. Объявления висят на каждом заборе: от 2 тысяч рублей в час, в любую точку озера. Самый большой «таксопарк» катеров расположен у моста, соединяющего деревню Светлица с островом Столобный.

Дикий туризм

Туристическую славу Селигера создали «дикари» еще в те годы, когда ни о какой инфраструктуре вокруг озера речи не шло. Турбазы на Селигере начали вырастать как грибы только с середины 1990-х, а до этого приезжавшие сюда люди довольствовались в основном палатками. До революции Селигер и вовсе не считался местом отдыха: в Нилову пустынь и другие монастыри ехали паломники, а на озере занимались своим делом рыбаки, поставлявшие улов в обе столицы. Так что Селигер туристический — это советский проект.

За советские и постсоветские годы на Селигере сложились целые династии активных туристов: байдарочники, походники — в общем, те, кто на время уходил от цивилизации, поставив палатку на берегу, как в комедии «Три плюс два». Такие туристы считают, что это «их» место, и знают здесь каждую полянку. Однако никаких особых «застолбленных» точек на Селигере нет, и новички могут разбить лагерь где угодно, если это не частная территория. Частные владения обычно огорожены забором, и случайно оказаться на них можно, только если добираться по воде.

Ставить палатки непосредственно на берегу можно, денег за это не берут. Так все и поступают — размещаются прямо у воды, благо берега пологие и песчаные. Это тоже характерная черта Селигера: песок под ногами и сосны над головой. Нет нужды углубляться в лес, удаляясь от воды и чудесных видов.

Туристы останавливаются на любом удобном месте, и на «материке» (так называют береговую линию вокруг Селигера), и на островах. Самый большой остров Хачин — 6 км в ширину, 9 км в длину. Самый маленький — Копейка, где места хватает ровно на одну палатку: вылез из нее — и сразу в озеро. Считается, что остановиться на острове «круче», чем на материке. В сущности, это универсальное правило: отдых на островах всегда престижнее. Байдарочники, которым легче всего перемещаться по воде, предпочитают останавливаться на самых живописных островах. А байдарочников на Селигере очень много — по глади озера ходят косяками, как утки.

Тому, кто хочет только попробовать отдых «дикарем», нет необходимости покупать всю экипировку: в последнее время на Селигере начали организовывать кемпинги. 500 рублей с человека в день, палатка, спальники и простое трехразовое питание включены в стоимость. Один из кемпингов есть на Хачине, на берегу озера Белое.

Общепит и еда

Несмотря на множество платежеспособных туристов на собственных машинах, вокруг Селигера сложно найти полноценное заведение общепита. Большая часть кафе и ресторанов открыты при турбазах и отелях, только для постояльцев. Общедоступных придорожных или пляжных заведений нет — разве что семейное кафе в деревне Волоховщина на остове Хачин. С магазинами в деревнях тоже туго: дачники закупаются в городах, а местных жителей обслуживает автолавка, приезжающая в определенные дни. Так что, планируя маршрут, заранее позаботьтесь о припасах — в Осташкове проблем с супермаркетами нет (их даже больше, чем нужно такому маленькому городу), можно купить все необходимое.

Недоразвитый общепит отчасти компенсируется изобилием копченой рыбы, которую продают и на дорогах, и в деревнях. Она необыкновенно аппетитно блестит золотистыми боками, и это впечатление усиливается на голодный желудок. Но будьте бдительны, и даже не потому, что рыба может быть «второй свежести» (это довольно легко определяется по запаху): подавляющее большинство того, что продается, выловлено отнюдь не в Селигере. Терпуг, скумбрия, карпы, даже угри, которые считаются кулинарным символом Селигера — чаще всего привозные. Рыбу, выловленную в Селигере, можно определить по цене: она гораздо дороже. Как правило, честно продают леща, судака, окуня и щуку, но и это надо уточнять дополнительно. Можно найти селигерских угрей — они отличаются солидными размерами (метр и больше в длину) и опять же ценой. За такого гиганта просят от 4000 рублей, а не очень крупного (новозеландского) продают за 1500–2000 рублей.

Самая распространенная рыба на Селигере — лещ. Кроме того, здесь есть налимы, ерши, окунь, судак, щука, линь, плотва и красноперка. По весне хорошо ловится угорь.

Экология

И дикарей, и организованных туристов с каждым годом становится все больше, и вместе с ними обостряются экологические проблемы. Многие относятся к Селигеру инфантильно, словно озеро — это красивая игрушка: поигрались и бросили, не думая о том, что будет завтра.

Зарыбление Селигера не производилось уже много лет, а рыбаки постоянно прибывают. Не помогает даже запрет на ловлю сетями.

Самая печальная тема — мусор. Ветераны Селигера ведут себя ответственно — собирают свой мусор и выбрасывают в контейнеры. Это цивилизованный путь, однако некоторые считают, что оставлять мусор на месте некрасиво, везти с собой — муторно, а вот закопать — самое оно. Это, конечно, варварство. Многие отдыхающие совсем не напрягаются и устраивают свалки рядом со своими палаточными лагерями или там, куда приезжают на пикники, даже если живут на турбазах. В итоге вместо прославленных пейзажей и шишкинского утра в сосновом бору мы видим горы полиэтиленовых пакетов, возвышающихся между сосен или прямо на берегу. За этими горами глохнут все разговоры об уникальности, «туристической жемчужине» и исключительной ценности удивительного озера. Природный памятник федерального значения рискует превратиться в коллективную помойку.

Источник:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *